Статья подготовлена Е. Бездудной

Бездудный Григорий Маркович (20.04.1937-01.04.2012) родился 20 апреля 1937г. в Архангельске. В этот город с Украины выслали его отца после «раскулачивания» и за «недовыполнение плана хлебопоставок», а вернее за то, что отказался «поить и кормить» задарма местное начальство. Вслед за ним переехала и вся семья. Устроились, обжились, построили дом, но настал 1937 год и по ложному навету отца арестовали. Тройка – лагеря. Гриша родился уже после этого. Мать осталась одна с пятью детьми на руках. Перед семьёй стал вопрос выживания. Мать выживала, как могла. Каждый из детей старался внести свою лепту, даже маленький Гриша летом пас корову на соседней лужайке.

Но беда не приходит одна. Мальчишеские игры в «войнушку» – травма, последующее воспаление и постепенное наступление слепоты. Сердобольные соседки советовали матери послать слепого мальчика на паперть – и сам сыт будет и домой принесет, но мать категорически отказывалась это делать, несмотря на бедственное положение семьи.
Грише удалось поучиться в обычной школе в первом классе полгода, больше не смог. А учиться хотелось. Старшая сестра в это время по завету отца училась в Харькове в мединституте. Там была и школа для слепых детей, но чтобы туда могли определить Гришу, сестре пришлось его усыновить.

Учился он легко, играючи, как губка впитывал информацию. Очень любил слушать книги, которые детям читали в школе вслух. После восьмого класса Гриша продолжил учиться в Костромской школе для слепых детей. Там оказался хороший учитель математики, который позволял сильным ученикам идти вперёд, не дожидаясь остальных. Учитель давал отдельное задание, и сильные ученики устраивали соревнование – кто быстрее решит. Учил и быстрому счёту, чем впоследствии Григорий Маркович не раз удивлял своих студентов и учеников.

Ещё Гриша серьёзно занимался в кружке баянистов. Он неплохо играл и в последнем классе смог зарабатывать игрой на баяне. Он рассказывал, что часто на уроках разучивал новые вещи, стуча пальцами под партой, эта привычка – стучать пальцами по столу сохранилась у него до конца жизни.

В школе был на полном государственном обеспечении, а когда приезжал домой летом на каникулы, видел, как тяжело живется матери. В доме порой не было даже хлеба. Когда он послал домой первые заработанные деньги, мать переполошилась, стала писать в школу – не украл ли.

Школу Гриша закончил с серебряной медалью и решил поступать на физмат в Ростовский университет, но не обошлось без бюрократических проволочек. Сначала его не хотели принимать, ссылаясь на то, что он не сможет учиться, но он добился своего и в 1956 году стал студентом.

Но университет – не школа. Играючи не получится. Записывать лекции было практически невозможно, запомнить огромный материал с одного раза тоже, в результате первые контрольные были написаны на двойки. Стал вопрос – что делать. На помощь пришли однокурсники. Сложилась группа из нескольких человек. Они по очереди читали и пересказывали лекции, вместе решали задачи. Чтобы не быть обузой, Гриша внимательно слушал, старался понять, разобраться, повторял про себя. В результате, он часто объяснял другим трудные или непонятные места в доказательствах. Первую же сессию Гриша сдал на «отлично» и окончил университет с «красным дипломом».

Поступил в аспирантуру, окончил её с представлением диссертации, которую защитил в 1965 году. С 1964 года Григорий Маркович работал преподавателем механико-математического факультета РГУ, ассистентом, старшим преподавателем, доцентом, и так до декабря 2011 года, пока были силы ходить на лекции.

«… Среди студенток мехмата он нашел ту единственную, с кем связал свою жизнь. Эта супружеская пара была символом любви и верности для студентов университета на протяжении более сорока лет. На занятия Григорий Маркович никогда не ходил один – рядом всегда была Елена Николаевна. За кафедрой стояли тоже вдвоем: Г.М. Бездудный читал лекцию, супруга записывала на доске…» (газета «Вечерний Ростов», К. Жукова.) За свои почти пятьдесят лет работы на факультете Григорий Маркович читал лекции и вел практические занятия по основным математическим курсам, а также прочел не менее десятка специальных курсов, консультировал по большинству предметов факультета, руководил курсовыми и дипломными работами. Им опубликовано около 40 научных и методических работ. Тысячи студентов, прошедших через его руки, живущие и работающие не только во всех уголках нашей родины, но и далеко за её пределами с благодарностью вспоминают его великолепные лекции.

Особенно много сил он отдал предмету, который стал его «коньком» – теории вероятностей и математической статистике. Как специалист в этой области Григорий Маркович был известен и за пределами университета, многие медики, экономисты, социологи Ростова консультировались у него при подготовке статистической части своих диссертаций. Будучи специалистом по математической статистике, Григорий Маркович интересовался и её практическими приложениями, участвовал в хоздоговорных работах. Он мог, беседуя с медиком, инженером, экономистом, понять суть дела, перевести задачу на язык математики и найди метод её решения.

Коллеги знали Григория Марковича как очень отзывчивого, доброжелательного, принципиального человека, готового всегда прийти на помощь. Он никогда не оставался в стороне, если с кем-то поступали несправедливо.

Можно сказать: «Ну и что»? Хорошо учился, защитил диссертацию, работал доцентом. Таких много, есть и «покруче», с полными наборами степеней и званий, орденами и медалями, членством во всевозможных академиях. Григорий Маркович был награжден почетной грамотой Министерства образования и науки РФ, но не успел её получить, она пришла уже после его смерти, к его семидесятипятилетнему юбилею. В университете он был обычным доцентом, выполнял такую же учебную нагрузку, как и все, писал методички, консультировал студентов, но, в отличие от своих коллег, делал это, находясь в постоянной темноте. То, что зрячему человеку даются легко, требует от незрячего значительных усилий и преодоления порой непреодолимых препятствий. Чего ему этого стоило – до конца знал только он сам, а окружавшие его люди порой и не замечали его слепоты, вспоминая об этом только тогда, когда нужно было взять его под руку при переходе через дорогу. В Григории Марковиче многих удивляла его способность мыслить зрительными образами. Читая спецкурс по методу перевала, он «диктовал» своему лаборанту чертеж, который она должна была сделать для студентов на доске. Объясняя «кривые наискорейшего спуска» он говорил: «Посмотрите на горный склон – какая у него сложная поверхность и как прихотливо сбегают вниз ручейки, текущие с ледника на вершине горы. Они сбегают вниз по кривым наискорейшего спуска».

Он был очень общительным, контактным человеком. С любым мог найти общий язык. Он постоянно впитывал информацию, был в курсе последних достижений науки и техники, увлекался историей, интересовался политикой. Был прекрасным мужем, отцом, дедушкой. Все его трое детей состоявшиеся люди, имеющие по два высших образования. Старшая дочь, окончившая биологический и механико-математические факультеты нашего университета, – кандидат наук, работает сейчас в одном из научных центров США.

От своих родителей Григорий Маркович унаследовал огромное трудолюбие, доброту, способность не опускать руки перед трудностями. Это он доказал всей своей жизнью. До последнего мгновенья он задавался вопросом – за что на долю его родителей выдалась такая трудная судьба.